ИЗ ОКСФОРДА ВО ФРАНКФУРТ

Существуют тысячи мнений по поводу того, что действительно является лучшим – передвижение поездом или самолетом? Многие люди приведут массу аргументов в пользу одного вида транспорта, в то время как другие тут же выразят свое несогласие, подкрепив это своими личными доводами.

Мои многочисленные поездки чаще всего происходят либо на машине, либо на самолете. Собираясь на конференцию по международному образованию во Франкфурт, я решил освоить и железнодорожный вид транспорта. Тем более, что просчитав необходимое время от дома до места назначения, с удивлением заметил, что в данной ситуации на поезде получается даже немного быстрее.
В Оксфорде вокзал находится недалеко от моего дома, иду пешком и натыкаюсь на как будто бы брошенный велосипед. На самом деле это такой новый вид велосипедов, очень активно осваиваемый в Оксфорде, которым не нужны места для парковок. Велосипед можно оставить в любом месте, он блокируется и сам ехать не может, до тех пор, пока очередной пользователь не внесет оплату, и тогда с айфона блокировка снимается, и велосипед готов продолжить путь.
Итак, отправившись с вокзала в Оксфорде, через час я в Лондоне на Марлебоне, дальше пешком иду 30 минут, следуя своим новым правилам заботы о здоровье, когда тебе может быть и быстрей на транспорте, но если возможно дойти пешком, лучше идти пешком. На метро здесь 15 минут, пешком полчаса.
Прогулялся мимо Риджент парка, сфотографировал офис Газпрома, куда когда-то устраивался на работу, мимо британской библиотеки до вокзала Сант-Панкрас, откуда и отправляются поезда  Евростар.
Перед вокзалом вновь стоит сиреневая машинка, которая настолько часто там стоит, что уже стала символом Сант-Панкрас, благодаря многочисленным фотографиям вокзала в СМИ и социальных сетях. На самом деле, просто кто-то приезжает на работу, а машина стоит здесь целыми днями и попадает в объективы всех фотокамер.
Удивительно, когда разговариваешь с людьми, многие считают, что Евростар был всегда. На самом деле железнодорожное сообщение с Европой появилось только после строительства тоннеля под Ла-Маншем и действует всего 10 лет. Часто вещи воспринимаются как постоянные, а на самом деле это не так. Фортепьяно на вокзале стоит тоже с 2011 года, но без него вокзал уже немыслим.
Здание вокзало построено в 1868 году, в нем есть колонны, которые держат платформы и пути, расположенные сверху. При реконструкции вокзала колонны были сохранены как памятные архитектурные элементы. Если к ним присмотреться, видны даже мелкие детали – какие-то полочки и выступы, может для крепежа табло или каких-то других элементов.
Для меня важно то, что колонны сохранены в том виде, в каком их придумали архитекторы и инженеры. Люди, которые мечутся между Парижем и Лондоном, всего этого уже не замечают, а белые колонны будут стоять здесь всегда – тяжелые и монументальные, изготовленные больше века назад.
Пройдя паспортный контроль, выхожу на платформу и обращаю внимание на поезда. Евростар – совместное предприятие между Британией и Францией, как когда-то Конкорд. Интересно, что старые поезда, которые на фото слева, принадлежат Франции, а новые, они справа, принадлежат Британии. Для Франции это убыточный и ненужный проект, а для Британии это прибыльный и необходимый проект. Франция сворачивает свое участие в проекте, а Британия наращивает, постепенно выкупая доли у Франции.
Если рассматривать с экономической точки зрения, то как раз Британия легко обойдется без Евростра, у нее очень хорошо налажено транспортное сообщение со множеством стран. А вот Франция и Бельгия как раз в нем заинтересованы, но средства в развитие вкладывает Британия, закупая новые поезда, а Франция эксплуатирует старые. Я еду на старом поезде.
Новые поезда Евростара – это те же наши Сапсаны. Они просто немножко другой формы, но технически это тот же самый Сименс. Первоначально применялись французские поезда, которые затем были заменены на Сименс. Немцы смогли собрать новый поезд и адаптировать его к необходимым условиям. Человек, который едет на Сапсане из Москвы в Питер и человек, который едет из Лондона в Париж, передвигаются на практически одинаковых поездах.
Когда поезд только отошел с вокзала, из окна видны газгольдеры, которые в настоящее время превратили в жилые дома. Это один из лондонских проектов, реконструкции промышленных зон и объектов в жилые. Внутри каркасов газгольдеров, отслуживших свой срок и вышедших из употребления, после трехгодичной дегазации и рекультивации почвы, были построены жилые дома.
При строительстве домов каркасы газгольдеров были сохранены. В результате имеем оригинальной архитектуры жилье с напоминанием о существовании промышленных объектов на данном месте. Один каркас оставлен пустым. Это сохранение исторического наследия.

До выезда за пределы Лондона требуется всего 10 минут. Евростар это очень быстроходный поезд и его путь организован таким оптимальным образом, что огромную городскую территорию он преодолевает очень быстро. Он останавливается только в Эбсфлите, а затем выходит на свою круизную скорость. Скорость такая, что фотографировать невозможно.

Уже через час пересадка в Брюсселе. Паспортный контроль был в Лондоне, поэтому здесь спокойно переходишь на другую платформу к поезду на Франкфурт. На платформе стоит куча поездов на одних путях, в России никогда так не делают. Плотность поездов такая, что с одной платформы поезда уходит в разные стороны. На двух платформах рядом стоят поезда из трех разных стран.
Дальше вагон бистро – это русское слово, появившееся в военных конфликтах русские солдаты, заходя в таверны кафе кричали “быстро-быстро”, чтобы их скорее накормили и оттуда и пошло принцип быстрого питания – бистро. С платформы видно немного Брюссель совершенно обычный город. Ничего примечательного в районе вокзала нет.
Я когда бронировал билеты, я выбрал купе – во-первых, я никогда в местных поездах в купе не ездил, во-вторых, это рабочая поездка и мне надо было работать в пути, а чтобы не мешали окружающие, я взял билет в купе. Очень комфортно – рядом вагон ресторан, можно смело оставить вещи и уйти, стена хоть и стеклянная, но шум она не пропускает, соответственно работать комфортней. 
В ресторане удивили следующие порядки – если ты сидишь за столом и ждешь официанта, который возьмет заказ и принесет еду, то это одно, если ты возьмешь еду на барной стойке, хотя это одна и та же кухня, одни и те же люди, но оказывается другая фирма, заказ за столом и заказ за стойкой отличается. Получилось так, что я заказал себе еды за стойкой и мне сотрудник вагона-ресторана запретил сидеть за столом, объяснив, что если вдруг придет проверяющий, то их уволят. Это было настолько удивительно и так отличалось от Британии, потому что там, где бы ты не сидел , никому никакого дела нет, не уволят ни за что, захотел пассажир посидеть за столом, да и пусть он там сидит, где бы он свою еду не заказал.
Я довольно дорого заплатил за еду не очень хорошего качества, а меня прогоняют. Удивился даже немец сидящий рядом. Не было много народу, свободных мест было полно, никто не претендовал на это место за столом, не было никаких проверяющих, но вот исполнение бездумной инструкции, которая написана не для удобства пассажиров, было превыше всего для работников вагона-ресторана. Я взял свою тарелку и отправился в купе, извинившись перед попутчиками, что мне приходится обедать в их присутствии. Я думал, что такое бывает только в России, но оказывается заблуждался.
Остановка в Льеже. Очень красивый вокзал Калатравы. Второй похожий в Лиссабоне – вокзал Ориенте, и третий подобный в Нью-Йорке – новый вокзал в деловой части города. Окружают вокзал довольно слабые дома, сплошь покрытые граффити низкого качества. Улицы тоже оставляют желать лучшего. Пожив в Британии, понимаешь, насколько хорошо там организована работа местных правительственных органов, где в городах все вычищено и благоустроено. 
Подъезжаем в Кёльну, опять ажурный вокзал, и сквозь вокзал виден собор. С поезда его сфотографировать невозможно, он стоит совсем рядом. Во Второй мировой войне город подвергся жестоким бомбардировкам, собор удалось спасти, но остальной город был разрушен практически весь.
Я бывал в Кёльне, он до сих пор полностью так и не восстановился после разрушений. Несмотря на то, что здесь сейчас располагается все немецкое телевидение и штаб-квартира немецкой полиции, в городе еще много пустырей и видно, что экономика его ограничена. Несмотря на благоприятное географическое положение – у них громадная река, развитое судоходство, с точки зрения демографии – это заброшенный регион, туда можно поехать поработать, но жить там довольно грустно.
Подъезжая к Франкфурту и собирая уже вещички, разговорился с попутчицей, которая узнав, что я еду из Британии, начала довольно грубо излагать свое мнение о брексите, сокрушаясь, что же теперь станет с Британией, в общем, и с Лондоном, в частности. На что я вынужден был ответить, что уж Франкфурту точно не светит стать Лондоном. И это видно невооруженным глазом уже сейчас. Потому что я выезжаю из Лондона, где все кишит деньгами и возможностями и приезжаю во Франкфурт, где все потерто и как-то слабовато. Для меня это было интересным мнением, оказывается европейцы считают, что брексит уничтожит Британию, а фактически если брексит и может что-то потрепать, так это Европу. А Британии он никак не помешает, потому что её экономическая активность настолько стабильна, что и после брексита будет только возрастать.  
Приехав на станцию метро, где был отель в котором жили участники конференции, обратил внимание на бистро Рубезаль, который выглядит как рюмочная забегаловка. В подземном переходе, с какими-то холодильниками, с пластмассовой мебелью, с неприглядными людьми. В Британии культура пабов, куда заходишь перекусить, очень приятная – это красивое помещение, как правило, в симпатичном месте, с высокими потолками, интересным интерьером, удобной мебелью. В Европе же, куда бы не пришел, будь то Франкфурт, Берлин или Париж – все мелкие кафешки на уровне перехода в метро, где не очень чисто и не очень вкусно.
Иду к отелю – здания вокруг совершенно дурацкой архитектуры, точнее об архитектуре здесь говорить вообще излишне. Но отель стоит в полтора раза дешевле, чем в Лондоне. Я понимаю, что это и дает возможность проведения такой конференции бесплатно для агентов, потому что в Лондоне это стоило бы немалых денег. Пришлось бы за все заплатить самому.
Европа в разы дешевле Британии, но интересная деталь в том, что когда заходишь в отель во Франкфурте, вокруг все говорят по-английски, и когда произносишь “здесь”, то имеешь в виду “здесь в Великобритании”, находясь в Германии. С кем бы ты не общался, а это конференция международного уровня, разговор об образовании всегда ведется на английском. И меня радует такое ощущение новой родины и радует то, чем я занимаюсь.
Справедливости ради стоит сказать, что и в Германии стало очень много университетов с преподаванием на английском языке, а иностранных студентов стало даже больше, чем в Британии. Но немецкие университеты оглядываются на Британию и обсуждают свои дела не на немецком языке, а всегда на английском. Это все служит своеобразным фоном к рабочему процессу, который по сути своей был довольно интересным и познавательным.
О работе конференции я подробно написал в отдельном посте в рубрике про учебу.
Жаль, что мне не удалось побывать в городе. Фактически это была только дорога от вокзала до отеля и назад. Сразу по окончании конференции, я быстро добрался до вокзала и двинулся в обратный путь. Через шесть часов был уже в Лондоне. Очень быстрая пересадка в Брюсселе. Посадка на Евростар была необычной, я попал на старый поезд с обновленным дизайном, но заметил это только тогда, когда уже вышел в Лондоне. Поезд так хорошо обновили – с новой отделкой, красивыми креслами, розетками для зарядки и вайфаем, он выглядел очень свежо и замечательно.
Вывод из всей этой поездки следующий. Такие, сравнительно небольшие расстояния ехать поездом сильно приятней, чем самолетом. Время в пути не теряется, можно спокойно работать. Мне, например, позвонил клиент, его вопрос мы полностью обсудили, и я даже успел кое-что сделать для его решения. В данном случае, если бы я полетел самолетом, затратил бы больше времени, сил и намного больше денег.